Главная | Наследовательное право | Аналогия в уголовном праве

Статьи по предмету Уголовное право

Аналогия в уголовном праве: Среди них законодатель на первое место поставил принцип законности.

Его уголовно-правовое содержание отражает известную классическую формулу "нет преступления, нет наказания без указания о том в законе". Она означает, что к уголовной ответственности может быть привлечено только лицо, совершившее общественно опасное деяние, прямо запрещенное уголовным законом. При этом наказание за совершенное преступление также назначается в пределах, установленных уголовным законом.

В соответствии с принципом законности применение уголовного закона по аналогии не допускается.

Еще по теме § 5. Толкование уголовного закона. Аналогия в уголовном праве:

Об этом прямо указано в ч. Путь российской уголовно-правовой науки к такому пониманию принципа законности и, соответственно, к отрицанию возможности применения аналогии, был довольно сложен и тернист. Принцип "нет преступления без указания о том в законе" впервые был зафиксирован в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных года в редакции г. Уголовное уложение года начиналось с определения преступления, под которым понималось "деяние, воспрещенное во время его учинения законом под страхом наказания".

Несомненно, что данная формулировка означала провозглашение принципа "нет преступления без указания о том в законе". В первом советском Уголовном кодексе года принцип "nullum crimen, sine lege" признания не получил, как чуждый советскому уголовному праву. В соответствии с этим в кодекс была включена ст. И хотя циркуляр НКЮ предписывал использовать аналогию только в исключительных случаях, "когда деяние подсудимого точно не предусмотрено Уголовным кодексом, но суд признает его явно опасным с точки зрения правопорядка, установленного рабоче-крестьянской властью", ее применение было достаточно широко распространено.

Аналогия применялась в случаях квалификации организации лжекооперативов, подделки иностранной валюты, мужеложства, отказа от дачи покупателю сдачи и других деяний, прямо не запрещенных кодексом. Это одно из немногих нормативных определений аналогии в уголовном праве. Применение аналогии объяснялось наличием пробелов в советском уголовном праве в сочетании с необходимостью борьбы с классовым врагом.

Тон Аналогия в уголовном праве впрочем

Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик г. Статья 3 Основ ст. Соответственно, социальная характеристика преступления как деяния общественно опасного, дополнилась правовой - предусмотренностью деяния уголовным законом. Отмену аналогии, безусловно, следует рассматривать как важный шаг на пути к укреплению законности. Однако, как показала практика, это не исключило ее фактического применения. Так, были зафиксированы многочисленные факты осуждения за изнасилование по ст.

Это, несомненно, следовало рассматривать как пробел в уголовном праве, вызванный, по мнению А. Отсутствие в уголовном законодательстве специальной нормы об ответственности за угон автомототранспортных средств ст. В одних случаях действия виновных квалифицировались как хулиганство, в других - как кража или самоуправство. Завуалированную форму аналогии представляла собой квалификация как мошенничества присвоения или растраты личного имущества граждан до г.

Злоупотребление доверием при присвоении или растрате в отличие от мошенничества не предопределяет перехода к лицу имущества, а происходит, когда имущество уже находилось во владении, и притом правомерном, виновного. Соответственно, при мошенничестве умысел виновного на завладение имуществом возникает до его передачи, а при присвоении - лишь после того, как имущество передано на законных основаниях. Эти примеры можно продолжать, но вывод напрашивается вполне определенный: Поэтому мы не можем в полной мере разделить оптимизм Н.

Кузнецовой, который она выразила по поводу отмены аналогии в связи с принятием Основ г.: А вот аналогия осталась. Столь многочисленные факты продолжающегося применения уголовного закона по аналогии видимо и заставили законодателя не просто отменить аналогию путем указания в определении преступления на его запрещенность уголовным законом, а ввести категорический запрет на ее применение в ч. В связи с законодательным запретом на применение аналогии ее вопросы в советском и современном уголовном праве как-то отошли на "задний" план.

Между тем, тщательный анализ ст. При сопоставлении содержания ч. Во-первых, ограничивается ли требование о недопустимости применения уголовного закона по аналогии только рамками преступления, наказания и иных уголовно-правовых последствий или же это означает полное исключение аналогии закона?

Удивительно, но факт! Также следует пояснить, что аналогия закона и аналогия права ранее предусматривались лишь в гражданско-процессуальном законодательстве. Его справедливость не подлежит сомнению, ибо преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния ч.

Во-вторых, является или нет указанный запрет лишь дополнительной, более четко выраженной, по сравнению с ч. И, в третьих, возможен ли абсолютный, полный запрет на применение аналогии в уголовном праве? Дурманов в свое время утверждал, что указание ст. Столь же категоричен был и В. Другие исследователи занимают более гибкую позицию. Они полагают, что не следует полностью отвергать аналогию в уголовном праве. Поэтому применение некоторых из них по аналогии не подрывает принцип "nullum crimen, sine lege".

Разделяющий эту точку зрения Э. Этот подход представляется нам наиболее оптимальным. Как бы широко не трактовать запрет аналогии, под ним подразумеваются лишь запрещение применять нормы, определяющие преступность деяния, к отношениям, не криминализированным уголовным законом. Наличие в уголовном законодательстве пробелов, необходимость их немедленного восполнения в процессе разрешения уголовных дел не позволяют считать достаточным социально-юридические основания полного отказа от аналогии при применении уголовного закона.

Что же касается конкретных примеров применения аналогии в настоящее время, то в качестве такового можно привести ситуацию, возникшую после принятия УК г.

Удивительно, но факт! В одном из решений уголовного кассационного департамента Сената царской России было указано на следующее:

Квалификация преступлений, совершенных виновным, сомнению не подвергается. Проблема возникала при определении окончательного наказания по совокупности. Строго придерживаясь текста ст. Однако, можно и нужно было выбрать и другой вариант: Предпочтительным в этом случае было применение ч. Интересно, что в этих, по существу мало, чем отличающихся друг от друга определениях, раскрывается понятие только аналогии уголовного закона.

Для продолжения работы вам необходимо ввести капчу

Возможность применения уголовного закона на основании общеправовых и уголовно-правовых принципов аналогии права не допускается даже теоретически. Это было бы так, если использовать ее как средство признания тех или иных деяний уголовно наказуемыми. Но ведь речь идет о другом: И если в данной области отсутствуют какие-либо законодательные установления материального порядка, то почему суд не может руководствоваться общими началами, задачами, целями и принципами уголовного права?

Да, конечно при аналогии права элемент творчества субъекта правоприменения существенно возрастает, олицетворяя собой его усмотрение. Моделируется норма, которая представляется правоприменителю обусловленной общими правовыми идеями. Ввиду этого повышается опасность необоснованного решения. Но такое рациональное решение, безусловно, предпочтительней, нежели полное усмотрение суда. Рассмотрим, например, ситуацию, которая на протяжении длительного времени вызывала проблемы с определением субъекта вовлечения несовершеннолетних в преступную и иную антиобщественную деятельность ст.

Буквальное толкование закона позволяло сделать вывод о том, что субъектом этих преступлений может быть лицо, достигшее 16 лет. Однако, с точки зрения общего уголовно-правового статуса несовершеннолетних, конкретных охранительных задач, вызвавших к жизни указанные составы преступлений, привлечение в данном случае к ответственности несовершеннолетних представлялось достаточно сомнительным. Попав один раз в "капкан" из-за собственной ошибки, законодатель вновь "забыл" указать возраст уголовной ответственности, на сей раз в ст.

В контексте действующего уголовного законодательства буквальное толкование было тем более парадоксальным, что за вовлечение несовершеннолетнего в преступление подлежало ответственности лишь лицо, достигшее летнего возраста, а за вовлечение в совершение непреступных антиобщественных деяний - при буквальном толковании также и лицо, не достигшее этого возраста.

Удивительно, но факт! В одних случаях действия виновных квалифицировались как хулиганство, в других - как кража или самоуправство.

Ошибка была исправлена только спустя 7 лет. Как все это время следовало применять данную норму? Разумеется, исходя из повышенного возраста уголовной ответственности в 18 лет. Но каким образом придать этому решению законный статус? Строго говоря, в данном случае, единственным видом толкования, которое следует применить, может быть только толкование систематическое следует обратиться к содержанию ст.

После этого все встает на свои места: Другое дело, что такая постановка вопроса абсурдна: Аналогия же закона здесь в принципе неприменима даже безотносительно к ее запрещенности , поскольку анализируемое деяние уголовным законом запрещено и обращаться к схожим нормам уголовного закона нет необходимости. Поэтому единственным выходом является решение вопроса на основании основополагающего принципа уголовного права, присущего многим правовым системам: А это, по-нашему мнению, и есть аналогия права.

И, в заключение, несколько выводов. Во-первых, применение аналогии в уголовном праве как способ преодоления пробелов на основе усмотрения правоприменителя - есть мера нежелательная, но вынужденная. Во-вторых, неизбежно и допустимо применение, как аналогии закона, так и аналогии права. И, в третьих, даже самый максималистский подход к интерпретации принципа законности в уголовном праве вполне позволяет ограниченно толковать запрет на применение аналогии.

Следовало бы официально закрепить возможность применения аналогии в самом законе, сделав, однако это таким образом, чтобы избежать проникновения в уголовное право аналогии в ее традиционном понимании - как метода криминализации деяний. Это можно сделать раскрыв в тексте ч.


Читайте также:

  • Как правильно оспорить завещание на дом
  • В екатеринбурге насмерть сбит пешеход
  • Горячая линия по решению трудовых споров
  • Раздел ипотеки после развода образец
  • Права гражданского супруга при наследовании
  • Условия страхования жизни при ипотеки
  • Юрист по медицинским услугам